ИСТОРИЯ ПОЖАРНОЙ ОХРАНЫ. ПЕРВЫЕ СВОДЫ ЗАКОНОВ

ПЕРВЫЕ СВОДЫ ЗАКОНОВ И ОРГАНИЗАЦИОННЫЕ МЕРЫ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ И ТУШЕНИЯ ПОЖАРОВ

Летописные источники средних веков повествуют о разрушительных пожарах во многих крупных городах Киевской Руси – Новгороде, Владимире, Рязани, Пскове, Суздале, Твери, Муроме, Костроме.  

Только в 1017 году огонь уничтожил около 700 церквей Киева. С ХII по ХIХ век Москва выгорала дотла 13 раз!

В 1649 году царь Алексей Михайлович Романов утвердил два основных нормативных документа «Наказ о Градском благочинии» и «Соборное уложение», регламентирующие правила пожарной безопасности.

Пожары на Руси издавна были тяжким бедствием. В летописях пожары упоминаются также, как одно из мощных орудий борьбы с врагами. По нескольку раз выгорали города Юрьев, Владимир, Суздаль, Новгород. Вплоть до XV века пожар в России считался большим, если сгорало несколько тысяч дворов. О пожарах, уничтожавших 100-200 дворов, даже не упоминалось.

Скученные деревянные застройки, широкое применение курных печей, осветительные приборы в виде свечек, лучин, активное использование огня ремесленниками, – в таких условиях неосторожность и невнимательность приводили к печальным последствиям.

Достаточно длительный период на Руси не существовало профессиональной пожарной охраны, и население было вынуждено бороться с огнем своими силами. Пожар обнаруживали «по зареву», когда он уже принимал большие размеры. 


Пожарное дело в эпоху средневековья развивалось медленно. В период повсеместного использования в качестве строительного материала древесины пожары имели катастрофические последствия.  

Основной техникой для борьбы с огнем были ведра, топоры, ломы, бердыши, рогатины, багры, заступы, крючья, лестницы.

Главным способом борьбы с огнем был снос ближайших к пожару строений. Для спасения незагоревшихся построек их закрывали войлочными или брезентовыми щитами, которые поливали водой.

Важнейшей заботой каждого города было водоснабжение. На Руси самотечные водопроводы появляются уже в XI - XII вв. (Новгород), в странах Западной Европы - в XII веке. Большое распространение получают и гидротехнические сооружения, с помощью которых вода подавалась в города.


Свидетельства очевидцев, труды историков рассказывают о многих опустошительных пожарах в Москве: в 1238 году город сгорел полностью, когда на Руси свирепствовали орды хана Батыя. О пожаре 1356 года, во время которого сгорел Кремль и Замоскворечье, летописец оставил следующее свидетельство: «...в один-два часа весь город сгорел без остатка. Была тогда сильная засуха, и буря была к тому же сильная, перекидывала за 10 дворов головни и бревна с огнем, и нельзя было тушить...»

В молодом древнерусском государстве была предпринята попытка создания государственной системы регламентирующих мер, направленных на предотвращение пожаров.

В XI веке в первом официальном своде законов Древнерусского государства «Русская Правда» в 1016 году были установлены меры наказания для поджигателей и членов их семей: они обращались в неволю, а их имущество шло в казну государства.

Судебник 1407 года усиливал меру наказания за поджог: «Зажигальщику животе не дать, казнить его смертной казнию». В 1434 году великий князь Василий II в своих указах не только повелевал осторожно обращаться с огнем, но и определил условия пользования огнем в наиболее огнеопасных ремеслах и быту.

Преобразование пожарной охраны на Руси начинается с середины XVI века. Действующие до этого времени указы и распоряжения носили в основном запретительный характер.

В начале XVI века по указу Ивана III в Москве создается пожарно-сторожевая охрана. В конце городских улиц устанавливаются особые заставы – «решетки-рогатки», которые на ночь запирали. На заставах было установлено круглосуточное дежурство. Службу здесь возглавляли решеточные приказчики. В помощь к ним от каждых 10 дворов выделялся один горожанин. Службу решеточных приказчиков контролировали должностные лица из дворян, так называемые «объезжие головы». Они вместе с конной стражей объезжали город, следили за выполнением жителями царских указов об использовании огня, вылавливали поджигателей, руководили тушением пожаров. Назначенные в помощь «объезжим головам» из жителей «десятские, сотские и тысяцкие» поднимали население в случае пожара.

В 1547 году эти меры дополнил Указ Ивана Грозного, обязывающий жителей Москвы иметь на крышах домов и во дворах чаны с водой. Это был, безусловно, прогрессивный Указ, так как население могло оперативно ликвидировать небольшие загорания своими силами. За те 10-15 минут, которые были необходимы жителям для доставки к дому воды из ближайшего колодца, начавшийся пожар остановить было уже невозможно. Теперь же к тушению можно было приступать сразу, не допуская развития пожара.

Первая пожарная команда в Москве была создана в 20-х годах XVII столетия. Вначале команда размещалась на Земском дворе и имела в своем составе 100 человек. С 1629 года в ней числится уже 200 человек, а в летнее время нанималось дополнительно еще 100. В их распоряжении находились простейшие насосы. Там же, на Земском дворе были бочки, ведра, щиты, организовано постоянное дежурство 20-ти извозчиков с лошадьми. Земский приказ, ответственный за тушение пожаров, собирал с населения подати на содержание команды. Естественно, что эта команда не могла охранять от пожаров всю Москву.

В 1649 году царь Алексей Михайлович Романов принимает два основополагающих документа, имеющих непосредственное отношение к пожарному делу «Наказ о Градском благочинии» и «Соборное уложение».

«Наказ о Градском благочинии», вышедший 30 апреля 1649 года, - это первый общегосударственный документ об организации мер пожарной безопасности на Руси.

Историческая ценность «Наказа» заключается в том, что в нем установлен строгий порядок при тушении пожаров в Москве, и заложены основы профессиональной пожарной охраны: создан оплачиваемый штатный состав, введено постоянное дежурство в виде объезда города, предусмотрено использование при тушении механизированных водоливных труб, объезжим предоставлено правонаказания жителей города за нарушение правил обращения с огнем.


«Наказ» предписывал всем состоятельным людям держать во дворе медные водоливные трубы и деревянные ведра. Жителям со средним и малым достатком полагалось держать одну такую трубу на пять дворов. Ведра должны были быть у всех. Наказ требовал, чтобы в «пожарное время с решеточными приказчиками и со всякими людьми, и с водоливным запасом быть готовым». Все дворы Москвы распределялись по рогаткам (частям), а списки людей хранились в Земском приказе. За невыполнение противопожарных мер, неявку на тушение пожаров вводились различные меры наказания: «черные и обычные люди» подвергались телесному наказанию и тюремному заключению, а о служивых и «всяких прочих» докладывалось государю.

«Наказ»в основном повторил все меры относительно правил отопления, принятые ранее. Однако, в нем были заложены и новые положения. Так, контроль за выполнением правил отопления возлагался на десятских и сторожей, дежуривших на улицах. Их в свою очередь контролировали решеточные приказчики и стрельцы. Для отопления домов, где имелись больные и роженицы, необходимо было подать челобитную. Причем, во время топки печей в избе присутствовало должностное лицо и дворовые люди с запасом воды. В «Наказе» также специально оговаривалось и время приготовления пищи –«с первого часу дни до четырех часов дни».

Этим документом впервые на Руси устанавливались правила для должностных лиц, ответственных за пожарную безопасность. «Наказ» предписывал боярину Ивану Новикову и подьячему Викуле Панову «быть в объезде в Белом граде для береженья от огня и от всякого воровства». В случае загорания они должны были «быть немедля на пожаре и огонь тушить. А если они по Москве будут ездить оплошно и их небрежением учинится пожар, то от Государя всея Руси будет им великая опала».

Второй документ – это «Соборное уложение», содержащий ряд статей, регламентирующих правила обращения с огнем. «Соборное уложение» вводило уголовную ответственность за поджоги и устанавливало различие между неосторожным обращением с огнем и поджогом. При возникновении пожара из-за неосторожности с виновного взыскивались убытки в размере, «что Государь укажет». За поджог наказание было самым суровым, зажигальщиков предписывалось сжигать. Через 15 лет в эту статью была внесена поправка: сжигание на костре было заменено виселицей. Статья 227 «Уложения» предоставляла право хозяину дома требовать от нанимателя (жильца) осторожного обращения с огнем. Закон устанавливал ответственность и за кражу частной собственности во время пожара. Похитителей привлекали к суду.

С принятием «Соборного уложения» были заложены и осуществлены первые организационные меры предупреждения и тушения пожаров. В 1670 и 1680 годах выходят новые постановления. В них подтверждаются все принятые ранее положения по пожарной безопасности.

Важным моментом в профилактике пожаров явилась чистка дымоходов. Это нововведение распространилось на Москву и ряд других городов с 1675 года. Кроме того, устанавливалась обязательная норма строительства колодцев: каждые десять домов должны были иметь один колодец. Для реализации этого постановления в Пушкарском приказе образовали штат колодезников численностью 14 человек.

Во второй половине XVII века резко возросло число поджогов помещичьих усадеб и крестьянских дворов. Положение в стране настолько осложнилось, что царь 17 апреля 1670 года вынужден был обратиться к населению России с призывом соблюдать меры пожарной безопасности, чтобы «...изб своих и людских бань не топили, а по вечерам поздно с огнем не сидели...»


Пожар Зимнего дворца 17 декабря 1837 года.


Пожар Зимнего дворца произошел вечером 17 декабря 1837 года, когда императорская семья находилась в театре. Николай Iлично руководил тушением, в котором участвовали все пожарные команды города и 20 тыс. солдат. Пожар продолжался более 30 часов. Для спасения сокровищ Эрмитажа были разобраны переходы, дверные проемы в брандмауэре заложили кирпичом. Комиссия установила, что причиной возникновения пожара стало неправильное устройство печного отопления.

ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ СВЯТЫНЯ ПОЖАРНЫХ – ИКОНА БОЖИЕЙ МАТЕРИ «НЕОПАЛИМАЯ КУПИНА»


Люди боялись пожаров, считали, что это наказание Божие за грехи человеческие. В каждом доме имелась икона Пресвятой Богородицы «Неопалимая Купина», которая по приданиям, оберегала верующих «от огненного запаления и молниеносного грома».

История возникновения образа восходит к библейскому повествованию о том, как пророку Моисею было чудесное явление горящей и несгораемой купины (тернового куста). На иконе лик Божией Матери с младенцем на руках окружен стилизованной восьмиугольной звездой, состоящей из двух четырехугольников с вогнутыми сторонами, наложенных друг на друга. Нижний четырехугольник, окрашенный в красный цвет, символизирует пламя, верхний же – синий, призван напоминать таинственный куст (купину). Образ Богородицы окружен голубым кругом – символом небесного свода. В углах красного квадрата – символы, упомянутые в Апокалипсисе Иоанна Богослова: человек, лев, телец и орел. В лучи звезды и лепестки между ними вписаны фигуры четырех евангелистов и архангелов.

Восьмиконечная звезда – символ вечной жизни, лестница, которую придерживает Дева Мария, символ духовного возрождения.

До 1917 года в каждом пожарном депо непременно имелась православная икона Божией Матери «Неопалимая Купина». И как бы пожарные не спешили на тушение, однако всегда, хоть кратко, но молились перед этой чудотворной иконой.

ПОЖАРНЫЙ ОБОЗ. ПЕРВЫЕ ВОДОЛИВНЫЕ УСТРОЙСТВА

Выезд пожарной команды представлял собой обоз из ряда телег. Первым на городские улицы выезжал всадник – «вестовой», подававший звуковой сигнал, играя на духовом инструменте, и освещавший дорогу в ночное время факелом. За вестовым двигался багровый ход - телега, на которой располагались 10-12 пожарных и первичный пожарный инвентарь (багры, топоры, лопаты, крючья и т.д.). За ним трубный ход - телега, груженая водоливными трубами и насосами. Замыкал обоз бочечный ход – телега с бочкой, наполненной водой.

До 30-х годов XIX столетия ручные водозаливные (водоливные) трубы были основным техническим средством тушения пожаров. Над их созданием работал ряд выдающихся механиков того времени. Только в России использовалось свыше 20 типов ручных насосов собственного производства. Тщательное хранение секретов производства, отсутствие обмена информацией приводило к тому, что изобретатели независимо друг от друга создавали несовершенные насосы.

Заливные пожарные трубы (не насосы, а именно трубы, т.к. под трубой подразумевали устройство только для тушения огня, тогда как термин «насос» употребляли для обозначения механизма для перекачивания не только воды, но и других жидкостей) не имели рукавов для всасывания воды из естественных водоисточников. Они снабжались специальными заливными ящиками, куда вода подавалась ведрами. Подача воды на пожарах с помощью подобных насосов требовала больших затрат ручного труда.

Например, в середине XVIII в. для обслуживания одной трубы необходимо было примерно 50 человек. Из них 30 человек ведрами носили воду в короб, 12 - в две смены качали коромысло насоса, и 8 обслуживали выкидные рукава и ствол.

Различали большие, средние и мелкие заливные трубы, производительность которых была соответственно 18, 15 и 12 ведер в минуту (в литрах соответственно 216, 180 и 144 л/мин). В комплект большой и средней труб входили рукава длиной 40 м, а малой - длиной 16 м. Малая труба - это одноцилиндровый поршневой насос, переносимый двумя пожарными. Ее использовали для тушения огня на верхних этажах зданий. Воду к ней подавали большой и средней трубами, первая из которых устанавливалась возле здания и подавала воду в короб средней трубы. В зависимости от местонахождения очага пожара средняя труба устанавливалась либо на первом этаже, либо выше. А уже отсюда воду качали в короб малой трубы. Позднее ведра заменили бочками, которые вместе с трубами перевозились на повозках. Компоновка таких повозок была разной.