ИСТОРИЯ ПОЖАРНОЙ ОХРАНЫ. ПО ЦАРСКОМУ СОИЗВОЛЕНИЮ

Более 2000 указов по пожарной безопасности городов, селений и мануфактур было издано императором Петром 1.

До появления пожарных команд борьбу с огнем вели военные подразделения. В 1763 году в Санкт-Петербурге и Москве в составе полиции были учреждены пожарные конторы, впоследствии переименованныев пожарные экспедиции и пожарные команды.

В 1832 году при Николае I впервые в России был опубликован «Устав строительный» (раскрывающий в том числе вопросы пожарной безопасности).

К 1853 году были созданы пожарные команды в 450 городах.

К началу ХХ века в Российской империи велась планомерная организация пожарного дела.

Истоки централизованного управления пожарной охраной берут свое начало с образованием в России государственных учреждений. Административно-полицейские функции в Москве в конце XVI-начале XVII века выполняет Земский приказ. Именно при нем в начале XVII века в Москве создается первая пожарная команда. Главным органом уездной администрации и полиции в то время был нижний земский суд, возглавляемый исправником. В задачу этого органа также входило принятие противопожарных мер. В течение XVIII века эти канцелярии назывались по-разному - пожарная контора, пожарная экспедиция.

Наиболее широкое развитие пожарная охрана России начнет при Петре I. В годы правления активно вводятся нормы, заимствованные из Голландии. В 1701 году выходит Указ: во всех городах России строить не деревянные, а «каменные дома или, по крайней мере, мазанки, и строить не среди домов, а линейно - по улицам и переулкам». Расстояние между зданиями должно было составлять не менее 13 м. Постепенно каменное строительство стало обязательным. За невыполнение правил пожарной безопасности устанавливали штрафы и наказания.

Вопросы пожарной безопасности были затронуты Петром Iи в Указе 1728 года «О построении домов в Санкт-Петербурге с соблюдением всевозможных предосторожностей от огня». В соответствии с ним печи разрешалось устанавливать только на несгораемом фундаменте, причем, сама печь отделялась от стены дома двумя кирпичами. Домовладельцам строго предписывалось использовать в качестве материала для крыш только черепицу, а уже имевшиеся деревянные покрытия предлагалось заменить черепичными.

В 1736 году были введены нормы по строительству противопожарных стен (брандмауэров). Изданы указы о защите от пожаров лесов, предписания о строительстве в селах и деревнях. Для оценки обстановки с пожарами в России с 1737 года все сведения о пожарах стали направляться в правительственные органы.

Особое внимание Петр I уделял организации пожарной безопасности самого Санкт-Петербурга. В 1722 году при Адмиралтействе Санкт-Петербурга организуется специальная пожарная команда, и устраивается первое пожарное депо. Новая столица счастливо избежала особо крупных пожаров. Первоначально охрана от пожаров была возложена на городских жителей. Исключение составляли «особы знатные», выставлявшие вместо себя дворовых людей. Пожарную повинность несло даже духовенство. Только в 1736 году по ходатайству Синода священнослужители были освобождены от нарядов в полицейские ночные караулы, «дабы в церковной службе остановки не было», но участие в тушении пожаров и для них осталось обязательным.Такая постановка дела была характерна для всей России.

С созданием в 1711 году взамен стрелецкого войска регулярных полков последние стали привлекаться в помощь населению при тушении пожаров. Эта мера была закреплена законодательно Указом Петра I «О неукоснительном прибытии войск на пожары». Руководство тушением пожаров возлагалось на воинского начальника. Известно также, что Петр I лично принимал участие в борьбе с огнем, и, «его царское величество прибывает обычно на пожары первым».

В 1718 году в Санкт-Петербурге учреждается должность генерал - полицмейстера. Непосредственно в его подчинение входит канцелярия, которая ведает осуществлением противопожарных мероприятий. По указанию царя в нескольких пунктах города устраиваются караульные. Устанавливая порядок ночного караула, Петр I предписывал в караульных: «для пожаров иметь: ведра, топоры, войлочные щиты, деревянные трубы (насосы),… крюки и парусы, и большие водоливные трубы, и чтоб караульщики по ночам ходили по улицам с трещотками, как обычно в других странах». В Москве подобная канцелярия была организована в 1722 году.

Особая пожарная команда при Адмиралтействе работала в две смены, ее основу составляли рабочие. Первая смена после окончания работы уходила домой, а вторая ночевала в Адмиралтействе. Если пожар возникал в примыкающих к Адмиралтейству мастерских, то советник, отвечающий за пожарную безопасность, снаряжал на помощь только треть команды, а сам с остальными оставался внутри здания. Членам пожарной команды при пожарах помогали также и другие рабочие, мастеровые, матросы, причем четвертая часть всех собравшихся сосредотачивалась у главного здания.

После крупных пожаров в городах Переславле, Волхове, Москве в 1737 году были приняты дополнительные меры по охране от пожаров. В городах созданы особые патрули и караулы из воинских подразделений, которые существовали до 1762 года. В тех городах, где военные гарнизоны отсутствовали, подобные патрули формировались из чиновников.

С 1739 года солдаты были обязаны бежать на пожар с того места, где их застанет сигнал тревоги (ранее они искали ротного командира, а затем отправлялись к месту загорания). Для обеспечения полков пожарной техникой был осуществлен учет имеющихся в них инструментов, а в 1740 году Сенат утвердил их положенность. Каждый полк оснащался большой заливной трубой, чаном для воды и парусиной. В батальонах имелись вилы, лестницы, большой крюк с цепью. Рота оснащалась 25 топорами, ведрами, щитом, лопатами, четырьмя ручными трубами, двумя малыми крюками.Для перевозки инструментов выделялось шесть лошадей.

В случае пожара с каждой роты отправлялась половина личного состава с инструментами и один барабанщик от полка. Другая половина роты находилась в готовности на полковом дворе.

Помимо решения организационных вопросов большое внимание уделялось мерам предупреждения пожаров.

После смерти Петра I внимание к вопросам пожарной безопасности ослабло. Однако, необходимо отметить, что все большее внимание начинают уделять формированию сил и средств пожаротушения.

29 ноября 1802 года император Александр I принимает Указ об организации в Санкт-Петербурге при съезжих дворах постоянной пожарной команды из 786 солдат внутренней стражи.

Согласно этому Указу Александра I весной 1803 года первая штатная команда была сформирована в Санкт-Петербурге, а в 1804 году такая же команда была создана в Москве.


Указом Александра I от 31 мая1804 годанаселение столицы освобождалось от выделения ночных сторожей, содержания пожарных работников, освещения улиц.

Как в городах, так и в сельской местности России характерным было отсутствие комплексного подхода к проблемам тушения пожаров. Выделяемые земскими управами пожарные насосы снабжались ограниченным количеством рукавов. Это приводило к тому, что на пожарах техника не могла использоваться из-за удаленности от водоисточников. Вопросы водоснабжения городов и сел не были разработаны (водопроводная сеть в начале XX века имелась только в 215 городах). К тому же, были случаи засыпки пожарных водоемов санитарной службой.

Переход пожарной команды Санкт-Петербурга на автомобильную тягу тормозился существующим законом, который требовал, чтобы город содержал свыше 300 лошадей в частях. Даже если бы части нашли источники финансирования для приобретения автомобилей, все равно город должен был бы внести в смету расходы на содержание лошадей.

После стихийных пожаров городские управления пытались полностью подчинить себе пожарные команды. В этот период создавались как полицейские, так и общественные пожарные команды. Все это усугубляло неопределенность отношений городских управлений к пожарной охране. Во многих случаях города рассматривали расходы на пожарную охрану, как не обязательные, подобно содержанию тюрем, найму квартир для войск, и стремились финансировать их по штатному расписанию. Изданные около 50 лет назад, совершенно устарели и не отражали действительной картины. Например, в Москве в 1911 году действовало штатное расписание, утвержденное в 1823 году.

Медаль «За спасение погибавших»


Такой медалью был награжден Государственный Крестьянин Ярославской губернии Василий Григорьевич Марин, которому удалось спасти одного из мастеровых Большого театра - снять отрезанного огнем человека с крыши горящего театра.

Пожар произошел 11 марта 1853 года. Крестьянин был удостоен личной встречи с императором Николаем I.

ПОЖАРНЫЕ ОБОЗЫ И НАСОСЫ

Начиная со второй половины XVIII века, появляется техника, изменившая тактику и способы борьбы с огнем. Меняется и облик пожарных формирований. Начинается период повсеместного образования профессиональных команд.

В России в XIX веке перевозку людей и инструментов к месту пожара осуществляли на конных линейках, представлявших собой четырехколесную рессорную повозку, в которую впрягали четверку или тройку лошадей. В начальный период их изготовляли почти целиком из древесины, а затем ряд элементов стали делать из металла. Это повысило прочность и снизило вес линеек.


Весь пожарный обоз в начале XIX века был выкатным. По тревоге повозки вручную выкатывали на улицу, одновременно выводили из конюшен лошадей. Время сбора по тревоге составляло 90 - 105 секунд. С помощью различных усовершенствований время сбора было снижено и составило 50 секунд. Эта работа требовала постоянных тренировок и была очень тяжелой, так как типовой обоз пожарных команд был очень громоздким. Например, обоз петербургской команды состоял из линейки для боевого расчета и инструмента (отсюда название: линеечный или трубо-линеечный ход при наличии ручной трубы); насосно-бочечных или бочечных ходов (40-ведерной бочки с ручным насосом или без него) и повозки для багров (багорного хода). Позднее в состав обоза включили и механические лестницы.

Общей деталью всех ходов являлась их яркая окраска. В начале XX века конные хода тщательно отделывали и использовали для покраски красные эмали. Отдельные металлические части окрашивались в черный цвет, а деревянные детали покрывали лаком.

Работы по модернизации поршневых насосов в конце XVIII -начале XX века касались, в основном, конструктивных элементов.Появляются шлифованные латунные поршни, шаровые клапаны, заливные коробки из листового железа взамен деревянных, обшитых медью и т.п. Например, в 60-х годах XIX века французская труба имела чугунные цилиндры, резиновые шаровые клапаны, кожаные поршни. Российский инженер Густав Лист сделал клапаны и поршни из меди, чтоповысило надежность трубы и ее работоспособность.

Основное направление совершенствования переносных насосов - снижение их веса, что позволяло ускорить подачу «первого ствола» при тушении пожаров в многоэтажных зданиях. В 60-х годах ХIХ века большой интерес вызвала новинка -гидропульт, который предназначался для пользования населением. Различали два вида: гидропульт-ведро и гидропульт-костыль. В отличие от брандспойта в его поршне имелся открывающийся клапан. В верхней части насоса, ниже сальника для прохода штока поршня, имелся штуцер, к которому присоединялся выкидной рукав с металлическим стволом. В случае конструкции гидропульт-ведражидкость всасывалась насосом непосредственно из ведра, а в случае гидропульт-костыля набор воды осуществлялся через рукав из водоисточников. Подобный насос использовался во многих странах. Один из создателей гидропульта нового поколения - русский механик Павел Зарубин, получивший в 1864 году за этот насос золотую медаль Экономического общества. Вот что он писал о своем изобретении: «Бесспорно, что гидропульт по своему внешнему устройству есть такой ручной насос, удобнее которого до сих пор не было, и что он может принести большую пользу каждому домовладельцу, если случится тушить не вполне еще развившийся пожар..» Подобные насосы применялись около ста лет.

В XVIII - XIX вв. создается большое количество центробежных насосов различного типа. Причем их конструкции зачастую не учитывали имеющихся достижений. Так случилось, например, с Эйлером, предложившим худшую по сравнению с насосом Папена конструкцию центробежного насоса. В 1838 году русским инженером А. Саблуковым вторично изобретается насос Папена. Основу его конструкции составляет цилиндрический корпус, соединенный посредством патрубка с резервуаром, наполняемым водой. Внутри корпуса устанавливалось четырехлопастное колесо с радиальными лопатками. Принцип действия насоса был основан на отбрасывании воды вращающимися лопатками от центра насоса к цилиндрическому патрубку с выкидным отверстием. Все устройство насоса отличалось простотой, так как в нем не было трущихся частей, кроме вала с насаженными на нем лопатками. По мнению автора, преимущество подобных насосов перед поршневыми заключалось в простоте конструкции, небольших габаритах, небольшими потерями на трении. Кроме того, насосы могли работать при наличии в воде примесей - песка и глины.

ИЗОБРЕТЕНИЕ ПОЖАРНОГО ПАРОВОГО НАСОСА И ПАРОВЫХ МАШИН

Первый паровой насос был изобретен в 1839 году англичанами Эриксоном и Брайт-Уайтом. Этой новинке суждено было в течение долгих лет являться к месту пожара благодаря конной тяге.

27 марта 1841 года в Нью-Йорке была опробована первая паровая пожарная машина, сконструированная Полом Ходжем.Но она была признана слишком тяжелой: около 8 тонн весом 14 футов длиной изобретение требовало двух лошадей, чтобы сдвинуться с места.

В 1863 годув Москве открылся завод противопожарного оборудования Густава Листа, производивший ручные пожарные насосы, пожарные бочки, мелкий инвентарь. Впоследствии завод, получивший значительное развитие, выпускал химические огнетушители, пожарные обозы, пожарные рукава, водопроводное оборудование и т.д.

Вторым крупным предприятием по выпуску пожарной техники был Петербургский завод «Лангензипена и К» основанный в 1878 году, имевший отделения в Москве, Киеве, Харькове и Риге. На заводе изготавливали ручные и паровые пожарные насосы, гидропульты, лестницы, огнетушители и другое пожарно-техническое оборудование.

С изобретением паровых двигателей и их использованием для привода пожарных насосов удалось значительно увеличить эффективность пожаротушения.

В 1863 году для Санкт-Петербургской пожарной команды была приобретена английская паровая машина фабрики «Шанд-Мейсон». Производительность паровых пожарных насосов превышала 1000 л/мин., водяная струя подавалась на расстояние 40 м и более.

Позднее производительность паровых пожарных насосов возросла вдвое, но при всей эффективности они имели ряд недостатков: были достаточно тяжелы, их надо было вывозить на специальных тяжелых конных повозках, на разогрев парового котла требовалось значительное время (15-20 мин.).

В 1882 году в Москве был продемонстрирован паровой пожарный насос, собранный на московском заводе Густава Листа из иностранных деталей, а в 1896 году этот завод выпустил две паровые пожарные машины полностью отечественного производства. Массовый выпуск этих насосов был начат в 1903 году.


После этого стали популярными электромобили. Источником энергии для них служили многочисленные аккумуляторные батареи, расположенные в ящиках. Но и эти автомобили не смогли противостоять возникшему автомобилетроению с двигателем внутреннего сгорания. В середине XIX века была создана паровая машина (паромобиль). Она обслуживалась двумя специалистами и внешне напоминала паровоз. Вначале невысокая скорость не позволяла паромобилю прибывать на место тушения раньше конных экипажей. Но к концу XIX столетия во многих городах Европы паромобиль занял достойное место в пожарных частях, серьезно потеснив гужевые ходы. Паромобили стали перевозить пожарный расчет и автолестницу. Внешний вид первых паромобилей на рубеже веков напоминал конный экипаж: диаметр передних колес был меньше задних, а машинист подобно кучеру восседал на широких козлах.

Первым в истории пожарным автомобилем считается самоходный паровой насос нюрнбергской фирмы «Юстус Кристиан Браун». В 1890 году эта фирма создала целую серию из девяти машин. Но эра паровых пожарных автомобилей продлилась недолго. В 1911 году был выпущен последний немецкий паровик «Буш». Появление двигателей внутреннего сгорания привело к коренному изменению в области механизации доставки воды на пожары и подачи ее в очаги горения. Сначала двигатели использовались только в качестве привода насоса, а затем в начале XX века появились пожарные автомобили.

Первый пожарный автомобиль на паровом ходу в России –«Паровой слон», - был сконструирован Амоcом Черепановым в 1859-1860 годах.

Первый пожарный автомобиль с двигателем внутреннего сгорания в России появился в 1904 году. Он был иностранной марки и предназначался для охраны царского дворца.

10 июня 1904 года фирма «Фрезе» построила первый в России пожарный автомобиль с 9-сильным одноцилиндровым двигателем «Де Дион-Бутон», предназначенный для транспортировки команды из 10 человек. В комплект линейки входили две пожарные лестницы, стендер и 80 саженей рукавов. На левом борту автомобиля были прикреплены две таблички: одна с указанием производителя «Фрезе и К», другая - с указанием принадлежности к Александро-Невской пожарной части. Привод на ведущие задние колеса осуществлялся посредством цепной передачи. Мощность двигателя составляла всего 8 л/с. Вместо сплошных резиновых шин, которые устанавливали на грузовиках «Фрезе», линейка имела пневматические. Возле места командира пожарного отделения, расположенного рядом с водителем, находилась небольшая аптечка для оказания первой помощи пострадавшим. Интересным является тот факт, что в день получения машина была сразу же использована в тушении пожара на окраине города. Пожарный автомобиль прибыл к месту происшествия на 12 минут быстрее, чем конный обоз, и доказал свою практичность.

Первый пожарный автомобиль для Москвы был построен в 1908 году на литейно-механическом заводе Густава Листа на шасси «Бенц-Гаггенау». Машину сразу назвали «Линейкой Листа», потому что вдоль кузова на длинных скамьях спина к спине в две линии сидели пожарные. Шасси автомобиля было выписано из Германии. Автомобиль имел бензиновый четырехцилиндровый мотор в 28 л/с, а шины линейки были сплошными резиновыми.

К 1917 году по всей стране насчитывалось не более 10 автомобилей, представлявших собой по существу линейки для доставки личного состава.

Пионеры российской автомобильной промышленности — фирмы «Фрезе и К». «Леснер», «Пузырев» — активно искали новых клиентов и предлагали пожарной охране специально оборудованные автомобили собственного производства. Выпускать пожарные машины было не только коммерчески выгодно, это была своего рода промо-акция: автомобильных гонок в России не устраивали, а пожарные машины — яркие, громкие и быстрые — были прекрасной «рекламой на колесах». Однако отечественные автостроители уже тогда проигрывали иностранным конкурентам в производительности и, следовательно, в себестоимости продукции. В царской России выгоднее было импортировать автомобили, нежели строить самим. Поэтому вакантные места «на службе царю и отечеству» занимали в основном машины французских и германских марок.

ПЕРВЫЕ ЗАЩИТНЫЕ АППАРАТЫ

Аппарат Кенига (маска Кенига) – это индивидуальное средство защиты органов дыхания пожарного XX века, предшественник современных систем газодымозащиты.Является первым механическим прибором, предназначенным для защиты от дыма на всё время работы.

Аппарат был разработан в 1899 году инженером Кенигом - машинистом пожарной части немецкого города Альтона (вблизи Гамбурга).


Аппарат Кенига представлял собой металлический шлем с двумя гофрированными шлангами, прикреплявшийся к костюму пожарного системой ремней. Один из шлангов соединялся с ручными мехами, нагнетающими воздух таким образом, что в шлеме можно было дышать. По этой же трубке осуществлялись также переговоры с пожарным у мехов, при этом длина шланга могла достигать 50 метров. Второй шланг был соединён с запорным краном, прикреплённым к поясу пожарного и далее к напорному рукаву. Вода, поступавшая через кран вороситель, обливала пожарного сверху подобно душу, что позволяло подойти ближе к очагу возгорания. Этот же рукав обеспечивал водой и брандспойт пожарного.

Шлем был оборудован очками из жаропрочного стекла и клапаном для выпускания выдыхаемого воздуха.На то время аппарат стал значительным достижением техники индивидуальной защиты. Однако имелись и недостатки: массивность (вес устройства более 3кг); необходимость постоянной работы двух человек на ручных мехах (нагнетающих воздух и воду); неполная герметичность; скованность действий пожарного из-за воздушного шланга.

В 1914 году в Санкт-Петербурге погиб пожарный, отправившийся в аппарате Кенига в горящее помещение склада. Закрывшаяся тяжёлая дверь, окованная металлом, пережала шланг подачи воздуха, а пожарный не смог вовремя снять тяжёлый шлем, запутавшись в ремнях.

Норматив надевания аппарата Кенига составлял в Петрограде в 1923 году 65 секунд. Сначала инструкции предписывали надевать его в экипаже по дороге на пожар, однако позже от этого отказались, так как аппарат был нужен далеко не всегда, а его постоянное надевание способствовало быстрому износу.

До аппарата Кенига основным защитным средством проникновения пожарного в задымлённое помещение была вуаль Винклера, представлявшая собой марлевую сетку, пропитанную раствором соды.

В начале 1930-х годов на смену аппарату Кенига пришёл дыхательный прибор Вассермана. Конструктивно он был похож на предшественника, однако стал уже автономным: оборудован баллонами со сжатым воздухом и компрессором, а также электрическим телефоном.


Применение новой техники и средств защиты от огня и дыма требовало определенных знаний и сноровки. Сохранилось немало фотографий о проведении пожарно-тактических учений, отработке эвакуации людей, спасения лошадей, надеванию боевой одежды и средств зашиты, о проведении автопробегов.


КАЛАНЧА – ПОЖАРНАЯ БАШНЯ

Первоначально подобные сооружения носили военный оборонительно-наблюдательный характер. Само название – kala(n)ѕa – имеет тюркское происхождение. Наиболее близким специалисты считают турецкое «kale», что в переводе на русский обозначает «крепость». В истории различали несколько ярких разновидностей:оборонительные, пожарные, парковые.

По историческим сведениям первая пожарная каланча в России была построена в самом начале XIX столетия в Москве. Строительство было связано с указом Александра I, который считался родоначальником пожарных служб в стране. Пожарная каланча, жилые помещения, конюшни, пожарное депо со съезжим двором для конных обозов и инвентаря располагались в комплексе со зданием полицейского участка. Смотровая площадка пожарной каланчи была самым высоким местом для панорамного осмотра города и его окрестностей.

Круглосуточную вахту, на смотровой площадке пожарной каланчи, нес дежурный. Заметив пожар, он звонил в тревожный колокол, сообщал брандмейстеру место и степень развития пожара (задымление или открытый огонь, тип и количество строений, охваченных пламенем).

Особенностью каланчи в те времена были кожаные шары, расположенные по кругу.Эти шары использовали для оповещения близлежащей пожарной части о масштабах пожара.

В зависимости от их количества и порядка, в котором они были вывешены, можно было понять, в какой стороне пожар и насколько он интенсивен. Своего рода сигнализация была устроена и с помощью фонарей, которые в ночное время также служили сигналом для пожарных о начавшемся пожаре.

Существовали и другие способы оповещения. В Самаре днем подразделения узнавали информацию о пожаре по вывешенным на каланче крестам и шарам из кожи. Ночью при помощи блока часовой поднимал наверх зажженные фонари с белыми или красными стеклами. Шары, кресты и фонари обозначали место и категорию пожара. Красный цвет флажка днем (фонаря ночью)означал высшую степень опасности пожара и сбор всех частей.

В ХХ веке строительство каланчей продолжалось до тех пор, пока высота городской застройки и телефонная связь не лишили их смысла.